Танец — мир без границ, дню танца посвящается.

Отправлено 9 мая 2014 г., 14:53 пользователем Oleksandra Varavina
        В этом году инструктора Всеукраинской Федерации Танцев праздновали день танца по-особенному. Мы писали статьи о том, как танец расширил границы нашего мира. Тут публикую свою статью, посвященнут фламенко (естественно!) тут статья➚ на сайте Львовского представительства CID UNESCO.

        Вы когда-нибудь задавали себе вопросы типа – «что мне интересно в жизни?» «Что я умею делать особенного?» «Что я знаю о людях в других странах?» «Как бы я провел 100 абсолютно свободных дней?» Я думаю, что ответ на каждый из этих и подобных вопросов очертит рамки, границы, если угодно, вашей (читай «моей» или «любой») личности, границы собственного представления о мире. Нет-нет, я не собираюсь давать рекомендаций, и не планирую нравоучений. Я буду заниматься любимым делом – говорить о себе. Мне хотелось бы порассуждать о том, как границы моего мира значительно расширились благодаря увлечению танцами.
        Начну издалека. Когда я была маленькая, совсем маленькая, лет 5-6, мне казалось, что все люди похожи на кого-то. Особенно ярко я видела сходство детей и родителей. И мне казалось, только я ни на кого не похожа. Справедливости ради я должна сказать, что я вылитая копия моей мамы, да и на отца похожа очень. Но в юном возрасте мне все же хотелось себя определить по-другому: кто я буду в этой истории? Гречанка ли? Еврейка ли? Скифка?
        В целом, вопрос внешности для меня был критичным. В том числе, потому, что я совершенно не похожа на украинку. У меня продолговатое лицо, длинный тонкий нос, и бледная кожа. В штатах меня принимали за француженку или женщину неопознанной европейской национальности, и никогда как русскую (для моих друзей-американцев было не всегда понятно, что это за страна Украина, но Россию знали все). И как гром среди ясного неба, уже во взрослом возрасте, для меня прозвучали признания: “Откуда вы? Вы похожа на испанку”.
        Удивительно, но я с этим согласна. В лицах испанских женщин я нашла свою красоту. Мое лицо перестало меня раздражать. Оно стало «выразительным»; длинный нос стал умеренным, строгие брови и крупные глаза – стали отражением «страстности натуры». В обрамлении черной мантильи, с красной розой в волосах рядом с гребнем из слоновой кости яркие черты лица перестали быть чрезмерными и неуместными. Мое лицо обрело смысл. Впрочем, как и вся остальная я. В тот момент, когда я занялась странным народным танцем фламенко.
        О фламенко, мне казалось, я не знала ничего. Позже я стала находить ниточки, которые привели меня во фламенко сквозь лабиринт случайных занятий – образы так ярко и красиво выписанные в популярных в моем детстве видео зарубежных певцов – Мадонны, Браяна Адамса, Erasure. Никто не может устоять против черных кружевных масок на страстных брюнетках, оголенных плеч загорелых тел, белых блузок и корсетов, строгих католических крестов в глубоких декольте. Никто? Возможно преувеличение. Я не смогла.
        Танец мне давался легко. Казалось, каждое движение логично, каждая поза естественная. И со временем эти ощущения усиливались, превращаясь в уверенность. Сегодня я чувствую, как с каждым новым годом практики фламенко тело становится все более слитым с этим стилем. Танец меняет меня сильно, но, все же, мою жизнь перевернули путешествия в Испанию, мир, где искусство, такое желанное для меня – естественная часть жизни огромного количества людей. Мир, с которого срисованы образы, зацепившие и манившие меня.
        Вспоминая о первой поездке в Гранаду, я до сих пор не могу оправится от чувства, что узкая лестница с высокими деревянными ступенями и белые-белые стены по сторонам ведут меня домой. В тот дом, откуда я ушла слишком давно, чтобы это помнить, и вернулась случайно. Вспоминаю, как неуклюжи были первые поступки в чужой и родной одновременно стране, и как прекрасен был этот опыт.
        Теперь я знаю намного больше о Гранаде и о людях в ней. Я знаю какой на вкус Мадрид, Барселона и Кадис. Я говорю по-испански. Границы больше нет. Можно перебрасываться записками на фейсбук, написать в школу и выяснить нюансы перевода денег на испанский счет. Можно даже быть проводником для другого человека, нового для этой страны.
        Границы нет и в другом, нематериальном измерении. Можно чувствовать музыку и танец, видеть тенденции в развитии этого искусства. Можно слышать и различать испанское, русское и японское фламенко. Можно видеть танец в моде и моду в танце. Можно даже идти дальше, изучать закономерности, на которых построена музыка фламенко, или негласные правила взаимодействия артистов, которые делают этот стиль таким сложным и притягательным одновременно.
        Можно сказать, что мир, в котором есть я, похожая на испанку, стал больше и понятнее одновременно. Этот мир не ограничивается Испанией и Украиной. Этот мир простирается везде, где есть танцевальная культура. Поклонники фламенко есть в США, Аргентине, Японии, Франции, Польше. И все эти страны теперь тоже есть в моем фламенко-мире, в мире людей, которые, как и я, нашли в себе порыв заняться именно этим видом танца и последовали ему. Мне понятны их стремления, и сложности, с которыми они столкнутся по пути на сцену.
        Но я не оговорилась, любой танцор любого направления танца стал мне ближе. Я думаю, что танец вырастает на желании человека выразить себя искренне и полно. Он приходит на выручку там, где порой не хватает слов. И это сближает всех танцоров.
        Мне кажется, пустив однажды танец в свою жизнь, отдав, хотя бы раз, свое тело ритму, не возможно не хотеть пробовать новые стили и новые танцевальные переживания. Я думаю, что разница в стилях танца отражает разницу в мироощущении людей. О чем может рассказать житель бедных кварталов Нью-Йорка? Как он будет выражать свой страх, приязнь, радость? Чем живет Пуэрто-Рико или Бразилия? Как на мир смотрит древняя Индия? Погружаясь в стиль танца, мы погружаемся в способ самовыражения людей того, другого сообщества, где сформировался выбранный нами стиль. И чем глубже мы заныриваем в танец не знакомой нам ранее культуры, тем иллюзорнее становятся границы нашего мира: появляются новые ощущения, новые интересы и новые люди. Чем бы мы не занимались в повседневной жизни, если в ней есть место танцу — она ярче и разнообразнее. Остается только пожелать танцорам расширять границы все больше, узнавать и пробовать новые стили, наслаждаться схожестью и различием культур, знакомиться, путешествовать и пребывать в танце.
Comments